- Меню -
На главную

Поселок

Архив Гуарески

Игры

Интервью с семьей Гуарески

Как добраться

Где останогвиться и поесть

Guareschi

Ронколе

Интервью с семьей Гуарески

Ниже мы разместили неопубликованное интервью, взятое нами у Карлотты и Альберто Гуарески, детей писателя. Джованнино. Пользуемся возможностью еще раз поблагодарить их за помощь и поддержку в нашей работе.

1. Какие самые прекрасные воспоминания сохранились у вас о моментах, прожитых вместе с отцом?

Это воспоминания относятся к 1952 году, когда наша семья переехала из Милана сюда, в Ронколе Верди: отцу удалось купить участок земли площадью в один гектар и построить здесь в своей Низине дом, о котором он мечтал многие годы. Этот дом, задуманный как летний домик, «Недоделанный», сразу же стал нашим постоянным домом. Из-за этого отцу пришлось пойти на довольно большие жертвы: каждую неделю он уезжал в Милан на три дня работы non-stop, только чтобы мы могли оставаться загородом. Разъезжать повсюду на велосипеде, бегать по полям, играть на просторе – могли ли мы желать большего? Те годы – мы поняли это много позже – были единственными по-настоящему счастливыми и безоблачными для наших родителей, но они продлились очень недолго: до 1954 года, когда отец попал в тюрьму. Перед этим он прошел войну, вернулся домой, ему пришлось начинать жизнь заново: наконец-то, после стольких лет работы, отец достиг того уровня благосостояния, что позволил ему осуществить заветную мечту и вернуться на родную землю. Мечту довольно скромную, потому что  «Недоделанный», несмотря на постоянные изменения, был и остался очень простым домом. За эти два года отец заказал мебель по собственным эскизам, обустроил сад; он все время что-то мастерил по хозяйству – то с гвоздями, то с рабочими инструментами. Это самые дорогие для нас воспоминания.

2. Расскажите об особенно удачном моменте в творческом пути вашего отца

Счастливое время, как нам кажется, было для него, когда он работал в сатирической газете «Бертольдо» с 1936 по 1943 г.: он был тогда молодым сатириком, очень успешным, обожал свою работу и коллег, с которыми сотрудничал в полной гармонии, в тот момент он создал свою семью, его не омрачала бедность, потому что, работая, на покладая рук, он имел возможность обеспечивать свою.

3. Ваш отец был очень известным человеком. Его много обсуждали, он был неудобным человеком в политической жизни страны, но в то же время с поразительным достоинством прошел испытание тюрьмой. Как вы все это воспринимали?

Известность отца нас иногда раздражала, особенно когда мы куда-нибудь шли с отцом, а его постоянно останавливали. Повзрослев, мы перестали ревновать к его поклонникам и их любовь стала нам очень дорога. Что же касается его поступков… Мы бесконечно гордимся как тем, что он не согласился сотрудничать с немцами и не захотел присоединиться в Социальной Республике после 8 сентября 1948 года (это стоило отцу 18 месяцев в лагерях для интернированных в Польше и Германии, и еще 6 месяцев ожидания разрешения на возвращение в Италию), так и тем, что он открыто высказал свое мнение о видном и влиятельнейшем политике страны (год в пармской тюрьме, полгода под наблюдением полиции и трудности с работой).

4. Среди стольких противников у вашего отца были истинные друзья?

Его поступки, хотя может показаться совсем наоборот, помогли нам понять, кто был его настоящим другом, а кто - нет. У отца были друзья, немного, но они были. А также по-настоящему преданные поклонники, которые, когда он находился в заключении в Парме, посылали ему письма поддержки и солидарности. В этих посланиях отец находил силы и утешение.

5. Индро Монтанелли был другом и коллегой вашего отца? Какого мнения был ваш отец об этом журналисте?

 Индро Монтанелли работал вместе с нашим отцом в «Кандидо» во время предвыборной кампании 1948 г. Он написал много смелых статей против Народного Фронта, в который входили Коммунистическая Партия и Социалистическая Партия. Потом он несколько отдалился, работая для «Коррьере делла Сера» из римской редакции. Поэтому они не часто встречались, один жил в Милане, другой – в Риме. Наш отец считал Монтанелли великим журналистом, он восхищался его стилем, ясностью его письма. И поэтому, его так удивляло иногда то поведение Монтанелли, которое и его читателей удивляло.

6. Сколько вам было лет, когда началась кинематографическая судьба Дона Камилло? У вас была возможность побывать на съемочной площадке? Какие у вас сохранились воспоминания?

Мы были совсем маленькими (Альберто родился в 1940, Карлотта – в 1943) и помним, как нас привели на съемки первого фильма. Но нам это быстро наскучило, потому что без конца повторяли одну и ту же сцену, с тех пор мы больше не интересовались кинематографом.

7. Как по-вашему, какой фильм нравился вашему отцу больше всех?

К сожалению, кажется, ни одна из кино-версий его произведений его не удовлетворяла, как с точки зрения подбора рассказов, так и в смысле общего содержания. Все фильмы сделаны скорее, чтобы рассмешить зрителя, чем чтобы заставить задуматься.

 8. Какое литературное произведение больше всего говорит о ценностной системе Низины?

Три вводных истории из первого тома Малого Мира, как нам кажется, являются самыми показательными, поскольку именно при помощи этих историй наш отец хотел  объяснить, что это за места и какие люди их населяет, и о каком мире он пишет свои рассказы.

9. Распространение за рубежом произведений вашего отца позволяет вам иметь контакты в разных странахю В какой стране ваш отец наиболее известен?

Франция – может, потому что в кино дона Камилло сыграл француз Фернандель; Германия – потому что сага о доне Камилло так хорошо отобразила послевоенную Италию.

На следующую >

 



 

 

 

Альберто Гуарески

Карлотта Гуарески

Карлотта и Альберто Гуарески

Альберто и Карлотта Гуарески